«Это не я такой злой, а Змей Горыныч». Игры театральные и не только №7, 2014

Великая роль театра от Древней Греции до наших дней – выразить, прожить и, в результате, избавиться от негативных чувств и тайных страстей, которые копятся в человеке, скованном тысячей ограничений и самоограничений. В театральном действе очищается душа, она выбрасывает из себя всё плохое. И кукла в этом очень помогает. Можно быть агрессивным и злым и не испытывать при этом чувства вины: ведь это не я такой злой и невоспитанный – это он, волк, змей, дракон…

 

Юлия Ивантер, педагог, художник, режиссёр, руководитель театральной студии «Чудовперьях» (http://chudovperyah.com1.ru/)

Каждый год я начинаю курс с новыми детьми с перчаточной куклы. Потому что перчаточная, собственноручно сделанная кукла – вещь, безусловно, магическая.

Это второе «я» ребёнка и момент его взросления и осознания себя. Это переход в новое качество себя, как Творца и Родителя. Это терапия и самопознание. И мы это всё неспешно с детьми проживаем. (Про перчаточную куклу читайте здесь – http://chudovperyah.com1.ru/book/part3-2.html, а также здесь – https://www.facebook.com/groups/751166944919457/permalink/759065090796309/ и здесь – http://forum.mykanon.com/viewtopic.php?f=850&t=6242.)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«Принцессы и Дракон»

 

 

А вот вторая наша кукла – кукла-глоталка, или мимирующая кукла. Эта кукла вызывает неизменный восторг у детей, ведь её можно кормить, ею можно всё хватать и всех кусать. (Как сделать такую куклу, я думаю, вы без труда разберёте по серии фото и моим комментариям к ним.)

С появлением «куклы-глоталки» любимая наша игра в рыцарей и принцесс приобретает новый поворот. Прилетает трёхголовый Дракон. И, конечно, пугает или крадёт принцесс. И рыцари должны сразиться с чудовищем и спасти принцесс.

 

 

 

 

 

 

 

Рыцари в это время перед ширмой и отчаянно бьются картонными мечами с «жутким чудовищем». Это всё так нравится детям, что оторвать их от этой игры бывает очень трудно.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Причём все хотят быть Драконом! Особенно девочки! Эти нежные и утончённые натуры с диким рёвом и рычанием кидаются на рыцарей и откусывают им головы. Это нас, правда, не сильно смущает. Мы быстро подбираем упавшую голову, нахлобучиваем её обратно, смазываем «живой водой» и снова кидаемся в бой. Меня не удивляет такая кровожадность моих первоклашек.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Великая роль театра от Древней Греции до наших дней – выразить, прожить и, в результате, избавиться от негативных чувств и тайных страстей, которые копятся в человеке, скованном тысячей запретов, ограничений и самоограничений. В театральном действе очищается душа, она выбрасывает из себя всё плохое. И «кукла-глоталка» нам в этом помогает. Можно быть агрессивным и злым и не испытывать при этом чувства вины. Ведь это не я такой злой и невоспитанный, это он – волк, змей, дракон…

Какие у вас добрые дети, – говорят мне посторонние люди.

Я только улыбаюсь в ответ.

Сколько раз эти «добрые» детки кидались кровожадно глотать козлят и Красных Шапочек и… становились в жизни более терпимыми, спокойными, весёлыми, дружными.

 

«Богатырь и Чудище»

 

Можно играть и дома. Перчаточная кукла любой конструкции очень хорошо подходит для этого случая. Если это вариант с салфеткой и резиночкой (см. http://forum.mykanon.com/viewtopic.php?f=850&t=6242), что мальчиков, обычно, вполне устраивает, то обратите внимание на конструкцию оружия. Мальчишкам это крайне важно.

Меч двуручный, вырезанный из картона, а лучше из пакета из-под сока.

Щит я советую сделать так: тот же пакет, вырезанный в форме щита, складываю вдоль, делаю по сгибу два небольших надреза, чтобы получилась петля – в неё можно продеть палец. Но «руки» уже заняты мечом. Ничего, достаём запасную «руку» – безымянный палец, сгибаем в первой фаланге, продеваем в петлю.

Управлять такой куклой трудновато, но очень полезно! Представляете, какая тонкая работа руки. Мальчишки стараются, пыхтят, с трудом выдерживают несколько минут, зато какая польза! А ширма нам пока не нужна.

Веселее всего играть в том случае, когда головы у кукол сделаны другим способом (см. http://chudovperyah.com1.ru/book/part3-1.html). Сначала Богатыри меряются силой, бьются на мечах и головы их слетают самым натуральным образом. «Артист» уже готов к такому свойству своего героя и, когда Чудище нападает и пытается откусить Богатырю голову, мальчишка на самом деле должен проявить и ловкость и смекалку, и храбрость, чтобы воевать с ним.

 

Ширма! Вот теперь она нам понадобится! Только не для представления, а для игры. Подойдёт любая мягкая мебель, или стул, или скамейка в саду, или бревно в лесу… Главное, Богатырь подходит с одной стороны, а Чудище вылезает с другой! И мальчишке реально страшно.

«Кукла-глоталка» как нельзя лучше подходит. Взрослый (или подросток) надевает просторный свитер так, чтобы спрятать в него голову, а рукава – это шеи Змея Горыныча. На руки надеты страшные морды-глоталки. Змей рычит, возвышается над Богатырем, движется плавно, медленно и... внезапно нападает. Надо быть недюжинной силы духа, чтобы устоять! Богатырь бьёт Змея почти рефлекторно. И тот, подвывая, прячется. И снова вылезает…

Тут надо знать меру. Слишком короткий бой так же не удовлетворит мальчишку, как и слишком длинный. Головы (помните?) надеты отдельно и легко снимаются. Голова Змея падает снаружи ширмы. Можно ещё и свитер кинуть и несколько раз его «убить». А можно каждый раз прятаться за ширму и надевать новые головы, запасные, и каждый раз с новыми головами сражаться… (Взрослый, как правило, не в силах повторять эту игру много раз – тут нужны товарищи.) Всё остальное для мальчишки не так важно, как преодоление своего страха и страха своего страха.

Игра эта очень полезная, так как многие случаи детской агрессии связаны именно с подавленными страхами. Мальчишка до дрожи в коленках боится, скажем, своего отца или какого-то придуманного персонажа, или боли, или ошибиться, или что будут смеяться – а в поведении это проявляется как немотивированная агрессия (распространенный случай, но, возможно, вовсе не ваш, не принимайте всё на свой счёт, пожалуйста).

 

«Волк и Красная Шапочка»

 

Есть у меня ещё Волк. Сделанный из половины свитера, он отличается особенно вместительным желудком и брюхом, закрывающимся на липучку, так что можно «разрезать» ему брюхо и достать оттуда всех проглоченных козлят. Не было ещё в моей практике человека моложе 12 лет, который бы с увлечением не глотал бы им всех подряд, а потом не извлекал бы из волчьего живота всех заглоченных персонажей.

Вот с этим-то Волком (он был сделан одной мамой, с моими заочными подсказками) произошла однажды такая история. Предоставляю слово маме.

«Я пришла к ней с Волком на руке. Волк поговорил с Яной, и она восприняла его как хорошего нового доброго друга.

Секрет Волка – его особенность глотать по-настоящему всё подряд – я Яне не рассказала. Просто Волк стал просить есть. Яна достала деревянную ягодку-клубничку и положила Волку в пасть: «Вот тебе клубничка, Волк, покушай!», и вдруг Волк кааак заглотит клубничку, да так хищно, так смачно чмокая и жадно чавкая!

Янка разразилась диким хохотом:

ААААА! Как это!? Куда он её проглотил? Где клубничка? Покажи!!!

Яна пришла в неописуемый восторг! Осмотрела всего Волка, поняла, как всё устроено, а потом сама захотела им управлять. А меня попросила его кормить деревянными клубничкой, лимоном, виноградом, булочкой, бананами – исключительно вегетарианские блюда, кстати!

Я подсунула Волку деревянного петушка.

Но это же петушок, я его не ем! Давай мне бананы!

Я ничего не сказала, но мне это показалось очень странным.

Я сделала вид, что фруктов больше не осталось, и стала бросать ему в пасть малюсенькие кукольные тарелки и отдёргивать обратно руку, как будто меня Волк чуть не укусил. Янку это чрезвычайно развеселило.

А потом я так невзначай опять петушка подсунула – и глядь: после поедания посуды Волк от Петушка уже не отказался, а сожрал его с большим удовольствием.

У Янки глаза горят, а Волк вдруг мяса затребовал. Он уже не был вежливым, он был злобным, опасным, хитрым Волком, ненасытным чудищем. Янка так вошла в роль, что я испугалась за неё – вот честно... Только я решила не останавливаться, продолжить, пусть из неё весь этот негатив выйдет, посмотрим, что будет...

Волк, клацая зубами, слопал ещё несколько курочек и утку в придачу.

Потом – новый виток ещё более жёстких эмоций. Выбрав какого-нибудь небольшого зверька, я играла за него: этот зверёк убегал от Волка, мы бегали по всей квартире, но в конце концов Волк настигал несчастного, заставал его врасплох и жадно поглощал.

Затем – ещё новый виток эмоций. Яна перешла ещё какую-то внутреннюю границу: если я не успевала вовремя найти новую жертву, то ненасытный Волк откусывал нос… мне!

Я чувствовала, что потихонечку ситуация выходит из-под контроля. Передо мной был разгорячённый маленький злостный хищник, желающий продолжения кровавой игры. Какое-то чувство подсказывало мне, что хоть мне и странно всё это, но надо играть дальше.

Мы продолжили животную игру. Вот тогда я как бы случайно схватила маленькую куколку вместо животного: «Ой, Яна, смотри, как куколка на Красную Шапочку похожа!», – и стала убегать от Волка, изображая испуг и крича о помощи.

В конце концов, Волк поймал девочку и сожрал её. Янка одновременно кричала за девочку и рычала за Волка.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Девочка была съедена!

На этом месте вдруг произошла какая-то серьёзная перемена. Как пролом. Сразу же после девочки я подсунула Волку уточку, он ещё и дожевать-то не успел, но вдруг сказал:

Нет, уточка, я не буду тебя есть. Не бойся, ты моя подружка...

Яна вынула девочку из живота волка:

Девочку мы тоже вынем...

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Я чувствовала, что это надо как-то закончить, что самое главное уже произошло. Но закончить надо подходяще. В пересказе братьев Гримм, Волку набивают живот камнями. У меня был мешок с каштанами – я их всех Волку отдала.

Вечером Янка вдруг спокойно вошла в ту роль, которой прежде безумно боялась. Укладываясь в кровать, она вдруг заявила: «Я упала на кровать, как Белоснежка, как будто умерла. Из-за ядовитого яблока», – и очень выразительно показала, как она падает без чувств.

Я глазам и ушам своим не верила!

Самое страшное на свете для неё было упасть. А ещё страшно – умереть. Это у неё с четырёх лет. Белоснежка и Спящая Красавица для игры в театр – табу. Ведь они не просто умирают, они падают в смерть. В танцевальной студии Яна пряталась под стол и не вылезала оттуда до конца игры, если надо было играть Спящую Красавицу. Её бедная учительница не знала, что и делать. Так Яна и сидела под столом всё занятие.

Мне кажется, что Яна что-то проработала в себе, и новая, до того невозможная роль красавицы, падающей в смерть, как-то связана с раскрепощением после игры в Волка. Как она себя сначала в рамки загоняла: «Я ем только фрукты!» – тоненьким неуверенным голоском. И как она из этих рамок потом вышла!

Правильно ли я поступила? Хорошо ли, что я вывела наружу из ребёнка такое поведение, такую её сторону?

У меня уже не было чувства, что мы играем, всё было настоящим.

С другой стороны, если она всё это в себе носит, все эти непроработанные страхи и эмоции, это же как давит на неё! Голова кругом идёт. Игра с детьми в кукольный театр – оказывается, это игра в жизнь. Серьёзная игра-то...»

И я согласна с этой мудрой и отважной мамой. А вы?

 

 

Как сделать куклу-«глоталку»

Мы делаем её «на раз-два-три».

1. Вырезаем «пасть» из картонки или пакета из-под сока.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вывернутый наизнанку носок с отрезанным кончиком засовываем до половины в эту «пасть» и «пасть» закрываем – «раз».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. Выворачиваем свисающий из «пасти» конец на эту «пасть» снаружи – «два».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. Открываем пасть и фиксируем проволокой в уголках рта оба (внутренний и наружный) края носка и картонку – «три».

Рука помещается между картонкой и внешней частью носка.

Если нужна змея или лягушка, то этого достаточно.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Если нужен котёнок или щенок, то поверх руки мы просовываем немного набивки, чтобы сделать лоб. Глаза вырезаем из той же картонки, рисуем зрачок и приклеиваем хорошим клеем, а можно и пуговицы пришить. Ушки я делаю из обрезанного от носка кончика, продев их в две маленькие дырочки на макушке зверя.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Марии Кубрак