Две истории о нетерпении взрослых №3, 2014

Надеемся, дорогие читатели, что многие из вас узнают в этих историях свои собственные. И что неспешные разговоры, которые мы затеваем, не оставят вас равнодушными и вы потихоньку подключитесь к ним. Ведь вам тоже, как и нам, небезразлично, как сохранить в каждом ребёнке данное ему от Бога, как помочь ему обрести себя среди ровесников и как нам самим не заблудиться на наших педагогических путях-дорогах…

 

История 1. «Буквы пропали!»

 

До поры до времени мы не показываем детям «Аквариум» (методическое пособие Е. Е. Шулешко** – прим. ред.). А потом вносим незаметно в группу. Это всегда какой-то элемент неожиданности для детей. Но всегда дети в первый же день видели, что там есть буквы.

А тут… Вносим мы «Аквариум», и начинаются какие-то разговоры вокруг. Они говорят день, они говорят два, они говорят неделю о содержимом «Аквариума». И никто не видит букв! Хотя мы знаем наверняка, что многие дети этой группы буквы уже знают.

Проходит две недели – разговора о буквах нет. Ну что бы нам, взрослым, взять и потерпеть. Так нет же, нам надо поскорее. Что мы делаем? Мы уносим этот «Аквариум» и вешаем другой – точно такой, только ни букв, ни цифр на нём нет.

Дети заходят с прогулки... И вдруг – крик: «Ребята! Он волшебный! Они пропали!» Все несутся к «Аквариуму»:

Кто пропали?

Вы видите: буквы пропали!

И тут они всей группой начинают вспоминать, что «около вот этой русалки плавали буквы» и т.д. Они называют все буквы и дают их точное местонахождение!

Воспитательница решила выдержать свою роль до конца: «А я этих букв не видела». Так один ребёнок ей на полном серьёзе сказал: «Нина Захаровна, вам надо было очки носить».

Мне кажется – хотя это лично мое суждение – мне кажется, что мы, поторопившись сориентировать детей, тем самым отодвинули от них ту внутреннюю жизнь «Аквариума», его истинную жизнь, философское начало. Ведь они были погружены именно в тот «Аквариум» – с буквами и цифрами. Они жили в нём, осваивали пространство, говорили о разных отношениях, сочиняли сказки, разыгрывали их, – то есть у них своим чередом шла какая-то своя жизнь. Самое обидное, что снижения разговоров-то не было! Была именно наша торопливость. Нам бы выждать ещё хотя бы месяц.

Новый «Аквариум» висел ровно один день. На следующий день дети заснули, и мы потихонечку заменили его на старый.

Когда дети встали, то опять были восторги: «Буквы проявились обратно!».

И всё-таки я думаю, что стоило подождать. Это же не основная цель – знакомство с буквами. Основная цель та, что дети здесь разговаривают. Здесь с ребёнка снимаются все зашоренности: что буквы – это, мол, страшно, что буквы надо учить. Здесь идёт разговор о жизни, о жизни «Аквариума», где в одном углу – одно, в другом другое, можно поговорить о том, что произойдёт, если убрать этот фильтр, и т.д. Идёт познание мира и отражение своего внутреннего понимания окружающего мира через этот «Аквариум».

Я считаю, что, подтолкнув детей к буквам, мы лишили их дальнейшего погружения. Сейчас я понимаю, что, если бы у детей так и не возникло разговора о буквах, то ничего бы страшного не случилось. Потеряли интерес – значит, не время ещё. Самое главное – взрослому это выдержать.

Всё равно дети рано или поздно вернулись бы к «Аквариуму», и кто-то непременно увидел бы эти буквы. И мы не можем предугадать, как и когда это произойдёт. Это как с любимой игрушкой. Ребёнок играет в неё, потом забрасывает. Потом вдруг вспоминает, всё перерывает, находит эту игрушку и начинает играть с новой силой, находит в ней что-то новое.

 

История 2. Одетая лиса

 

Работаем с картинкой «по методу Букатова» (см. http://www.openlesson.ru/?p=14839 – прим. ред.). Иллюстрация к сказке Рачёва. А там среди прочего – лиса, одетая в человеческую одежду.

Прошел первый этап блужданий по картине: считали, чего там три штуки, что на букву Ш и т.д.

Переходим ко второму этапу – поиску странностей и неожиданностей. У нас были разные варианты передачи странностей из команды в команду: и с палочкой, и по эстафете, и рисовали свои странности на листочке, а потом вывешивали их на карусели. Или можно было загадкой странность загадывать – закрыть её листочком, а потом остальные команды подходят к картине и вспоминают, что здесь такое было.

И вот дети называют первую странность: мол, не может быть такого, что трава до середины дерева дотягивается. А воспитатель (нет чтобы оценить детскую находку!) пытается своё продавить, вытянуть детей на то, что не может быть лиса одета.

Так они и не назвали странность, к которой их воспитательница подталкивала.

Стали рассматривать другие картинки по сказкам, где животные одеты. Всё, что угодно, дети замечают, но только не то, что хочет взрослый.

И когда мы между собой стали этот феномен обсуждать, то вдруг поняли: для ребёнка нормально, что животные в сказках одеты. Ведь если животные разговаривают, то почему они должны ходить нагишом?

 

**Евгений Евгеньевич Шулешко (1931–2006)

Создатель системы ровеснического образования – обучения детей в сообществе сверстников письму, чтению и счёту. Метод позволяет сохранить физическое и психическое здоровье детей в процессе обучения, помогает им приобрести опыт самоорганизации и самообразования. Эту систему поддержали многие педагоги-практики по всей стране.

Работы Шулешко можно почитать здесь: http://setilab.ru/modules/community/view.article.php/12